голос российского бизнеса
Промышленник России
Промышленник России
Декабрь 2012 / Мониторинг

Обзор законодательства за октябрь– ноябрь 2012 г.

В настоящий обзор мы включили информацию о немаловажной поправке в Трудовой кодекс РФ и о двух решениях судов, в частности о постановлении пленума Высшего Арбитражного Суда по проблемам рекламы. Кроме того, нам показалось важным ознакомить наших читателей с некоторыми основными положениями проекта федерального закона об охране здоровья населения от табачного дыма. Готовящийся закон может быть связан с самыми различными последствиями – как экологического, так и экономического характера.

Новая редакция ч. 4 ст. 261 Трудового кодекса РФ: многодетных отцов – единственных кормильцев в семье с малолетними детьми запретили увольнять с работы.

Федеральным законом №188 12 ноября 2012 г. в ст. 261 Трудового кодекса РФ были внесены изменения. В частности, поправкой был введён запрет на увольнение по инициативе работодателя родителя (иного законного представителя ребёнка) – единственного кормильца ребёнка-инвалида в возрасте до 18 лет либо ребёнка в возрасте до 3 лет в семье, воспитывающей троих и более малолетних детей. Условие – другой родитель не работает.

Запрет не касается случаев ликвидации организации, прекращения деятельности предпринимателем или совершения работником виновных действий. Ранее работодатель не имел права увольнять по своей инициативе матерей, имеющих детей до 3 лет. Запрет на увольнение отца такого ребёнка действовал лишь в случае, если он воспитывал его без матери. Однако, как указал Конституционный Суд РФ, предоставление подобной гарантии не может ставиться в зависимость исключительно от того, кто из родителей работает, а кто ухаживает за детьми. Такое различие не имеет объективного и разумного оправдания.

Пленум Высшего Арбитражного Суда разъяснил судам, как разрешать споры о рекламе

8 октября 2012 г. было принято постановление пленума Высшего Арбитражного Суда РФ №58 «О некоторых важных вопросах практики применения арбитражными судами федерального закона “О рекламе”».

В частности, было разъяснено следующее. Согласно ч. 1 ст. 18 Закона о рекламе распространение рекламы по сетям электросвязи, в том числе посредством использования телефонной, факсимильной, подвижной радиотелефонной связи, допускается только при условии предварительного согласия абонента или адресата на получение рекламы.

При этом необходимо иметь в виду, что в данном случае под абонентом или адресатом надлежит понимать лицо, на чей адрес электронной почты или телефон поступило соответствующее рекламное сообщение. Однако Закон о рекламе не определяет порядок и форму получения предварительного согласия абонента на получение рекламы по сетям электросвязи. Следовательно, согласие абонента может быть выражено в любой форме, достаточной для его идентификации и подтверждения волеизъявления на получение рекламы от конкретного рекламораспространителя. Вместе с тем согласие абонента на получение от конкретного лица информации справочного характера, например о прогнозе погоды, курсах обмена валют, не может быть истолковано как согласие на получение от этого лица рекламы.

Следует также обратить внимание на положения постановления, касающиеся проблемы привлечения лиц к административной ответственности за использование ими в рекламе бранных слов, непристойных и оскорбительных образов.

Суд указал, что при решении вопроса об отнесении тех или иных слов к числу бранных или образов, сравнений и выражений к числу непристойных (то есть крайне предосудительных и недопустимых ввиду неприличия) и (или) оскорбительных (то есть способных причинить обиду) специальных знаний, как правило, не требуется, в связи с чем неназначение судом соответствующей экспертизы само по себе не является основанием для отмены судебного акта.

Суд указал также на особенности применения п. 1 ч. 1 ст. 25 Закона о рекламе. Он, как известно, запрещает в рекламе биологически активных добавок и пищевых добавок создавать впечатление о том, что они являются лекарственными средствами и (или) обладают лечебными свойствами. При применении данной нормы судам следует учитывать, что реклама биологически активных добавок (пищевых добавок) может быть признана создающей впечатление, что они являются лекарственными средствами, то есть обладают лечебным эффектом, тем более если в такой рекламе содержится название заболевания (или его симптоматика) и одновременное упоминание продукта как средства, оказывающего лечебно-профилактический эффект.

Распространение рекламы по сетям электросвязи, в том числе посредством использования телефонной, факсимильной, подвижной радиотелефонной связи,

допускается только при условии предварительного согласия абонента или адресата на получение рекламы.

Суд высказался также о соотношении достоверной рекламы и использования различных сравнительных характеристик. Информация, содержащаяся в рекламе, должна отвечать критериям достоверности, в том числе в целях формирования у потребителя верного, истинного представления о товаре (услуге), его качестве, потребительских свойствах. В связи с этим использование в рекламе сравнительной характеристики объекта рекламирования с иными товарами, например путём употребления слов «лучший», «первый», «номер один», должно производиться с указанием конкретного критерия, по которому осуществляется сравнение и который имеет объективное подтверждение.

Поэтому реклама, не сопровождаемая таким подтверждением, должна считаться недостоверной как содержащая несоответствующие действительности сведения о преимуществах рекламируемого товара перед находящимися в обороте товарами, изготовленными другими производителями или реализуемыми другими продавцами (п. 1 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе).

Суд установил наличие сговора дистрибьюторов лекарственных препаратов  на государственных торгах

По материалам Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 октября 2012 г. по делу №А40−106906/11−149−684.

Минздравсоцразвития России проводило аукцион на закупку лекарственных средств по программе семи нозологий. Заявки на участие в аукционе поступили от двух компаний. Однако один из участников не явился на аукцион, в связи с чем государственный контракт на поставку лекарственных средств был заключён по начальной (максимальной) цене с единственным участником.

После подведения итогов торгов участники аукциона заключили между собой контракт на поставку лекарственных средств, являвшихся предметом торгов. Фактически неявившийся участник продал лекарственное средство своему непосредственному конкуренту по торгам.

Антимонопольный орган посчитал, что действия компаний свидетельствуют о наличии достигнутого устного соглашения, а их фактические действия привели к признанию торгов несостоявшимися и к заключению государственных контрактов по начальной (максимальной) цене с единственным участником торгов.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами Комиссии ФАС РФ и признал неявившегося участника нарушившим положения п. 2 ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 26.07.2006 года №135−ФЗ «О защите конкуренции» на основании следующих обстоятельств:

• Компания сначала подала заявку на участие в аукционе, а в последующем отказалась от участия в торгах;

• После проведения аукциона Компания реализовала партию лекарственных средств в объёмах, заявленных на торгах, своему конкуренту и победителю аукциона;

• Действия обеих компаний не являются экономически обоснованными и целесообразными, так как общества выходили на торги в отсутствие товара и договорённостей о его поставке в будущем с дистрибьюторами лекарственного средства.

 

Действия обеих компаний не являются экономически обоснованными и целесообразными,

так как общества выходили на торги в отсутствие товара и договорённостей о его поставке в будущем с дистрибьюторами лекарственного средства.

Таким образом, ФАС было установлено, что между участниками торгов было заключено устное соглашение, исполнение которого привело к ограничению конкуренции. В обоснование своей позиции ФАС ссылается на косвенные доказательства – поведение компаний-участниц торгов до и после их проведения, достижение обоюдовыгодного результата обеими сторонами.

Поддерживая доводы ФАС, суд кассационной инстанции указал, что установленные комиссией ФАС факты свидетельствуют о нетипичном, недобросовестном поведении участников торгов, а также отметил, что достижение результата рассматриваемого аукциона было невозможно без полной информированности каждого из участников о поведении на торгах, а равно и намерения к поддержанию цен.

Исход данного дела носит прецедентный характер, так как ФАС удалось доказать факт заключения устного антиконкурентного соглашения между участниками торгов.

В некоторых случаях нам представляется важным обращаться к проектам важных документов – с учётом тех разнообразных социально-экономических последствий, которые они могут повлечь.

Выдержки из проекта Федерального закона №163560−6 «Об охране здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака»

Следует обратить особое внимание на предусмотренные проектом права и обязанности индивидуальных предпринимателей и юридических лиц в сфере охраны здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака. В частности, предприниматели и юридические лица должны будут:

1) соблюдать нормы законодательства РФ в сфере охраны здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака;

2) осуществлять контроль за соблюдением норм законодательства РФ в сфере охраны здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака на территории и в помещениях, используемых для осуществления своей деятельности;

3) обеспечивать права работников на благоприятную среду без окружающего табачного дыма и охрану здоровья от вредного воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака.

Среди мер, предусмотренных проектом, в целях предотвращения воздействия окружающего табачного дыма и снижения потребления табака можно, в частности, выделить:

1) установление запрета на курение табака на отдельных территориях, в помещениях и на объектах;

2) ценовые и налоговые меры;

3) регулирование и раскрытие состава табачных изделий, установление требований к упаковке и маркировке табачных изделий;

4) просвещение и информирование населения о вреде потребления табака и вредном воздействии окружающего табачного дыма;

5) установление запрета рекламы табачных изделий, стимулирования продажи табачной продукции и (или) потребления табака, спонсорства табачными организациями;

6) оказание медицинской помощи населению, направленной на отказ от потребления табака и лечение табачной зависимости;

По отношению к табачным изделиям и курению федеральный законодатель постепенно приближается к стандартам,

давно уже принятым в большинстве европейских стран.

7) предотвращение незаконной торговли табачной продукцией и табачными изделиями;

8) ограничение оптовой и розничной торговли табачной продукцией и табачными изделиями;

9) установление запрета продажи табачной продукции несовершеннолетним и несовершеннолетними.

Проектом предусмотрен и запрет на курение табака на отдельных территориях, в помещениях и на объектах. В частности:

1) на территориях и в помещениях, предназначенных для оказания услуг в системе образования, услуг учреждений культуры и учреждений органов по делам молодёжи, услуг физической культуры и спорта;

2) на территориях и в помещениях, предназначенных для оказания медицинских и санаторно-оздоровительных услуг;

3) в поездах дальнего следования, на воздушных судах и судах дальнего плавания, предназначенных для оказания услуг пассажирского транспорта;

4) на транспортных средствах городского и пригородного сообщения, на открытых территориях на расстоянии менее 10 метров от входов в помещения железнодорожных вокзалов, автовокзалов, аэропортов, морских и речных портов, станций метрополитена, а также на станциях метрополитена, в помещениях железнодорожных вокзалов, автовокзалов, аэропортов, морских и речных портов, предназначенных для оказания услуг пассажирского транспорта;

5) в помещениях, предназначенных для предоставления жилищных услуг, услуг коммунальных гостиниц и прочих коммунальных мест проживания и услуг средств размещения для временного проживания туристов;

6) в помещениях, предназначенных для предоставления бытовых услуг, услуг торговли, общественного питания и рынков, а также в нестационарных торговых объектах;

7) в помещениях социальных служб;

8) в помещениях, занимаемых органами государственной власти и органами местного самоуправления;

9) на рабочих местах и в рабочих зонах, организованных в помещениях;

10) в помещениях общего пользования жилых многоквартирных домов;

11) на территориях детских площадок и пляжей.

Да, по отношению к табачным изделиям и курению федеральный законодатель постепенно приближается к стандартам, давно уже принятым в большинстве европейских стран. Посмотрим, насколько будет отвечать европейским стандартам исполнение этих норм. ПР

Андрей
Гольцблат,
Управляющий партнёр Goltsblat BLP

Главная тема

Мониторинг

Бизнес и общество

Финансы, рынки, компании

Отрасль